Перейти к содержанию
Авторизация  
Дозорный

Партнер

Рекомендуемые сообщения

Партнер


(все права на вселенную и используемых персонажей принадлежат Games Workshop. Иллюстрация от AlexBoca)



khorne_by_alexboca-d792xv6.jpg



Кхорн, Кровавый Бог Хаоса, Повелитель Войны, Собиратель Черепов сидел на троне в своей цитадели. Массивное сиденье, богато изукрашенное медью и вороненым железом, зиждилось на огромном холме из черепов, попирая его своим весом. Груды этих подношений трофеев войны раскатились по широкой площадке, которая была крышей высочайшей сторожевой башни его крепости. Черепов было столько, что им не хватало места, и россыпи их с костяным стуком падали в далекую мглу у подножия башни. Водоворот из черных облаков, заслонявших окровавленное небо, кружил над Крепостью Кхорна, и в него вливались дымы от бесчисленного множества кузней, где ковалось оружие для его демонических легионов и особо отличившихся избранных чемпионов, обративших на себя благосклонное внимание божества войны и сражений.

Кровавый Бог отдыхал. Его укрытая броней из меди и стали крепкая грудь мерно вздымалась в такт дыханию, длинные мускулистые руки спускались с подлокотников до самого подножия трона, любовно поглаживая когтистыми пальцами гладкие черепа. Увенчанная рогами голова была откинута на подголовник, искрящиеся буйной энергией глаза смотрели в вечно изменчивое небо своего домена. Открыв сущность внешнему миру, Кхорн с наслаждением ощущал, как сквозь него проходит питающая его сила, исходящая от творимых его последователями войн, и кровавых жертвоприношений, подкрепленных восхвалениями во славу Его.

Он удовлетворенно вздохнул. Поток силы, что тянулся к нему из материального мира от каждого совершенного в пылу боя убийства, радовал его. Это означало, что всё происходит так, как и должно быть. С момента своего рождения, произошедшего многие тысячи лет назад когда он осознал источник своего могущества, Кхорн не переставал восхищаться простотой, и в то же время гениальностью закона вселенной, обеспечивавшего его энергией. Разумные существа соревнуются за превосходство в борьбе за выживание, из пламени которой куются сильные и сгорают слабые. Слабый недостоин жизни, потому что несет в себе мало жизненной сущности, и неспособен добыть ее у других. Сильный же полон жизненной силы, и еще больше ее добывает в битве с подобными себе. Жизнь есть война, а война – и есть жизнь, и нет ничего прекраснее совершенствования сильного в борьбе и сражениях. Потому что войны проливают кровь, и порождают истинных чемпионов, и питают его жизнью – и это хорошо.

Когтистая рука небрежно щелкнула пальцами. Повинуясь воле божества, энергетический поток, снабжающий энергией его манор, принял материальную форму. Облака в небе сгустились, приняв форму черной тучи, и из нее на крепость полился кровавый дождь. Тягучие алые капли орошали тело бога и наваленные вокруг трона груды трофеев, стекая по оранжево-красной грубой коже Кхорна и металлу доспехов, собираясь в ручьи и по желобам уносясь в глубины замка Хаоса. Прикрыв глаза, Собиратель Черепов ощутил как его твердыня усваивает поток силы, и кивнул.

Мысли его обратились ко множеству существ, заселявших его владения. Все они были демонами, присягнувшими ему, и бесконечно соревнующимися в кровавых битвах для завоевания его расположения. Большинство из них пришло из царства нестабильности и изменений, которые смертные называли Имматериумом, немногие вышли из материального мира, заслужив право на демоническое тело и вечную жизнь в сражениях. Каждый из поклоняющихся ему поборников служил ему в меру своих способностей и желания, и получал за это соответствующую награду. Бесчисленные культисты, бьющиеся с его именем на устах по всей вселенной, находились в начале своего пути, и как правило умирали не достигнув и первой ступени посвящения, а их жизненная эссенция доставалась Кровавому Богу как плата за слабость и поражение. Те же, кто доказал своей силой, упорством и воинским умением быть достойными даров повелителя войны, становились его чемпионами. Из них избирались те, кто на пути к возвышению не испытал сомнений и раскаяния за свои дела, и эти избранные получали новые дары, позволявшие им сеять смерть и бойню во славу бога еще больше и еще эффективные. И лишь самые достойнейшие, поднесшие Собирателю Черепов великие горы трофеев и пролившие неимоверное количество жизненной эссенции для него, удостаивались великой чести – обрести демоническое возвышение и присоединиться в бессмертии к его легионам, чтобы биться в сражениях и проливать кровь целую вечность. Им давалось право жить в его цитадели, и питаться крохами той божественной силы, что питала его домен.

В этом смысле, самодовольно подумал бог, он поступал со своими чемпионами гораздо честнее, чем прочие великие божества Хаоса. Только от чемпиона зависело, заслужит ли он его награду – и награда эта всегда соответствовала деяниям последователя. Если его поборник прилагал значительные усилия для достижения своей цели, он всегда добивался того, чего хотел. Кровавый Бог был честен с поклоняющимися ему, и держал свое слово – сущности открытой борьбы и честного боя была противна сама мысль о том чтобы обманывать тех, кто посвятил свою кровь и жизнь служению ему.

Кстати об обмане. В сознании Кхорна всплыл образ его более младшего брата, повернутого на интригах и предательстве. Вот уж действительно наглядный пример вероломного бога! Сущность, повелевающая колдовством и переменами, олицетворяющая собой саму суть вечно изменчивого царства Хаоса, относилась к своим поклонникам поистине наплевательски – Тзинчу было без разницы, победит ли его чемпион, или же потерпит поражение. Ему безмерно доставлял сам процесс манипулирования своими марионетками, сталкивая их между собой, а особо отличившихся он награждал своими дарами. Только они порой были столь несуразны, что отличить их от знака недовольства или еще хуже – проклятия бога было затруднительно. Тзинч олицетворял самые худшие качества породившей его своими мыслями человеческой расы – зависть, интриги, предательство, деградация. Говорили, что своим появлением он обязан алчным политикам, что в период раздробленности человечества на Терре вели расу в пучину распада незадолго до начала полномасштабной колонизации ими галактики…

Кхорн неодобрительно поморщился и зачерпнул рукой горсть черепов у подножия своего трона. Поднеся их к уху, он пошевелил их пальцами, слушая как пустые костяные шары гремят и стукаются в его огромной ладони. Звук этот успокаивал, но не смог отвлечь бога от мрачных мыслей.

Имматериум был населен множеством самых разных существ, порожденных помыслами и стремлениями разумных обитателей материальной вселенной. Но наибольшее влияние на них оказали мысли необычной расы, называвшей себя людьми. Сам Кхорн появился на свет в результате кровопролитнейших войн, которые вело человечество за свое выживание в период использования меди. Его собрат, вечно погруженный в уныние и извращенную доброту Нургл зародился чуть позже – хотя нестабильность течения времени в Варпе относительно реальной Вселенной не позволяла утверждать это наверняка. Сосредоточенный на полном и неизбежном распаде и разложении всего сущего, Повелитель Гнили был убежденным фаталистом, в результате чего у него постоянно возникали конфликты и недопонимание со своим братом. Кхорну с его энергичностью и нежеланием подчиняться всесокрушающему дыханию времени претила вечная депрессия брата – а также его мрачная любовная история с богиней здоровья эльдар Ишей, к которой властелин чумы и болезней испытывал чувства столь же странные и противоестественные, как и его собственное существование.

Третий бог Хаоса, Тзинч, был моложе их обоих. Зародившись тысячелетия спустя их пришествия в варп, он поначалу был слабее, но за счет коварства и обмана ему удалось набрать достаточно силы, чтобы начать конкуренцию с высшими божествами Имматериума – главным образом за счет поверивших ему более недальновидных и глупых демонических созданий, чью мощь он вобрал в себя. Кровавый Бог презирал Повелителя Перемен, и терпеть его не мог за проявленную бесчестность. Поэтому он постоянно испытывал силу Тзинча, устраивая гадости ему и его легионам, но не опускаясь до прямой конфронтации. Всё же бог колдовства был очень, очень силен, а приносить в жертву свои бесчисленные воинства, только чтобы сокрушить мерзкого интригана было опрометчиво. Всё равно его место займет кто-нибудь еще, и проще иметь дело со знакомым и давно изученным врагом, чем с непредсказуемым неофитом, получившим в своё распоряжение безграничную силу и не знающим, куда ее деть.

Но все недостатки первых двух божеств меркли в сравнении с появившейся позже всех сущностью…

Черепа в руке Кхорна жалобно заскрипели и рассыпались в прах под его пальцами. Сквозь стиснутые зубы бог издал низкое рычание. По владениям Кровавого Бога прокатилась обжигающая волна ярости, и каждый обитатель домена, оставив свои дела, в страхе спрятался в свой угол, с трепетом ожидая разрядки гнева темного божества и в глубине своей извращенной сущности надеясь, что ее целью станет не он.

…Слаанеш. Темный Принц Удовольствий. Бог-гермафродит, покровительствующий тем, кто предался невоздержанностям.

* * *



Когда ЭТО издало свой первый крик в Варпе, Кхорн испытал сильнейшее искушение врезать топором по новорожденной сущности. Возникший в пространстве Имматериума бог донельзя близко походил на одно из демонических созданий, презираемых и отвергаемых прочими обитателями эфира за свою похотливую развратность. Созданные извращенными фантазиями звездного народа Эльдар, они содомировали друг друга, испуская волны извращенного наслаждения. Их ужимки в высшей степени негативно действовали на существовавших в варпе существ, вызывая отвращение, но обычно никто из демонов не связывался с ними во избежание быть залюбленным до смерти или зараженным их стремлением к чувственным удовольствиям.

Это двуполое божество напоминало их – но намного, намного сильнее. Когда оно впервые осознало себя, Имматериум содрогнулся. Буря псионической энергии излилась из содрогающихся эмпирей в реальный мир, растекшись на десятки световых лет, в единый миг охватив империю погрязших в разврате существ, создавших своими желаниями и стремлениями Слаанеш, и поставляя их души прямо в свежесозданный домен новой властительницы. Разверзшаяся бездна поглотила и пантеон этих существ, боги которого начали отчаянную неравную борьбу. Развернувшаяся битва божественных сил привлекла внимание всех без исключения существ в варпе, в том числе и его повелителей.

Настороженно внимающий крикам и мольбам гибнущих богов Эльдар, Собиратель черепов ощутил присутствие своих братьев. Те с огромным интересом наблюдали за происходящим, не вмешиваясь в процесс. Тзинч, как он и ожидал, был преисполнен радости, взирая на ужасающую резню. В сущности же Нургла Кхорн уловил оттенок брезгливого недоумения, а также легкий запах беспокойства. Что-то ему не нравилось в развернувшемся побоище, а вернее – избиении.

Пронаблюдав некоторое время, Кхорн задумался. Если уж жалкая подстилка для любви добилась места в пантеоне богов Хаоса и захватила такую силу, то видимо она может с ней справиться. Хоть она (или оно) стало конкурентом, вступать с ней-ним в бой без веской причины неразумно. Неизвестно, на чей стороне будет успех, а терять еще большую порцию власти и перераспределяемой в варпе энергии чем в случае невмешательства не хотелось. Так что… ладно. Пусть это юное создание вырезает создавших ее Эльдар и их богов хоть до последнего оставшегося в живых – это ее личное дело.

Разве что…

Тем временем яркие сполохи отпечатков сущностей богов Эльдар гасли одна за другой – Слаанеш пожирала их, сокрушая по очереди. Некоторые сопротивлялись, другие нет – но все они оказывались под контролем бога-гермафродита, после чего их сила становилась собственностью Принца Наслаждений, а сознание медленно угасало, поглощаемое ненасытным разумом божества Хаоса. Но один сопротивлялся яростнее других, и в то время как окружавшие его собратья один за другим пали, он продолжал сражаться в отчаянной схватке – без надежды на победу.

Кхорн сосредоточил своё внимание на боге Эльдар. Его сущность выглядела как концентрированная ненависть и гнев, и в то же время горечь от утраты. От нее расходились эманации, до странности напоминавшие его самого в дни его юности, когда его последователи на древней Терре еще носили звериные шкуры и бились бронзовыми мечами. Время в варпе ничего не значит – здесь века летят как один миг, а миг может растянуться на бескрайнюю вечность, но вид сознания божества эльфов пробудил в Собирателе Черепов остывшие и полузабытые воспоминания. Могучий дух бога был похож на яркую звезду, излучавшую честь воителя и ярость берсерка – и сейчас эту звезду захлестывали грязные потоки скверны и наслаждения, совращая, переваривая, превращая в часть себя. Бог изнемогал в этой борьбе, и вскоре должен был проиграть.

Повелитель войны ощутил в себе грусть. Жаль, что такой воин обречен погибнуть по воле омерзительной в своих помыслах похотливой суки. Вмешаться?
Нет. Какое ему дело?
Но ведь он погибнет! Ну и что? Он воин, и знал на что идет.
Но он не должен умереть такой смертью. Это недостойно воина. Он заслужил не такого конца.

Почувствовав проскочившую в потоках эфира странную эмоцию, Кхорн обратил своё внимание на Нургла. Его вечно унылый и апатичный младший брат сейчас был странно обеспокоен… обеспокоен, за судьбу кого-то, кого сейчас жрал Принц Наслаждений?
Собиратель Черепов напрягся, отслеживая эмоции брата. Ощутив его внимание, Повелитель Гнили закрыл свое сознание от чтения, но обрывки испускаемых чувств повергли Кхорна в крайнее изумление. Его брат… влюбился?!
Пораженный этим фактом, Кровавый бог на миг забыл о бушующей в варпе схватке. Сложив из обрывков мыслей и эмоций как мозайку запечатленный в сознании Нургла образ, он всмотрелся в него. Светлый бог… нет, богиня… богиня Эльдар? Его повернутый на болезнях и разложении братишка втюрился в богиню здоровья эльфов, и сейчас переживал о ее судьбе?! Вот умора!!!

От хохота Собирателя Черепов варп содрогнулся.
«Её зовут Иша!» - в его сознании возник переполненный бешенством голос брата.
Новый приступ хохота потряс вселенную, провоцируя шквал варп-шторма.
«Хрена ль ты ржешь, бугай!» - Кхорн ощутил враждебное давление на своем домене – его собрат и вечный конкурент рассердился всерьез, за несколько тысяч лет.
«Полегче», – ответный тычок заставил клубящуюся мошкарой и гнойным туманом тучу сущности Нургла отпрянуть. – «Думай, на кого замахиваешься. Это реально смешно – ты и богиня Эльдар… как ее?»
Всплеск раздражения. «Иша. И я не вижу в этом ничего смешного».
Веселье. «Да уж, губа у тебя не дура. Отличную пару нашел».
Гнев и желание уязвить. «Да ты на себя посмотри, сам недалеко от меня ушел!»
Варп вздрогнул от мгновенной вспышки ярости и замешательства. «Чё?!»
«Серьезно. Ты глядел на того рубаку с таким видом, будто сейчас заплачешь», – абсолютная уверенность и удовлетворение от нанесенного удара.
Неверие. «Да ты гонишь. Ну, неприятно, ну и че? Думаешь, я по каждому черепу убиваться буду?»
Ирония. «Нет. Но я уверен, ты будешь жалеть по утраченному спарринг-партнеру. Кстати, посмотри на них, тебе это будет интересно».

Кхорн обратил своё внимание на сражающихся богов. И вздрогнул от отвращения.

Битва подошла к финалу. Сущность поверженного бога Эльдар была взята под контроль божеством извращений, которое придало ему материальную форму и вышвырнуло во временно сформированную из сырой энергии варпа равнину. Неподвижно лежащий на черном песке воин в сверкающих доспехах беспомощно взирал на приближающуюся к нему стройную обнаженную фигуру – Слаанеш тоже приняло физический облик.
Подойдя к нему, божество-гермафордит оскалилось жуткой ухмылкой и тычком ноги перевернуло его на живот. Нагнувшись, оно стало сдирать когтистыми лапами с него броню. Огромная грудь при этом отвратительно колыхалась словно студень; между изящных ляжек торчал противоестественно выглядящий на женском теле возбужденный член, похожий на мясистую дубину. Намерения существа не оставляли сомнений – Принц Удовольствий собрался закрепить свою победу, всем напоказ изнасиловав врага, посмевшего дольше других сопротивляться ему.

Бешеный рев из груди Кхорна разорвал ткань Имматериума словно удар топора. Неожиданно для себя он оказался на том же поле в своем материальном обличии. Но он едва обратил на это внимание – в тот миг его сознание переполнял гнев и возмущение от совершавшегося на его глазах преступления. Никто во вселенной не смеет обрекать воина на столь унизительную и мерзкую казнь!
Высокий бог-демон широкими шагами направился к победителю и побежденному, увязая в черном песке. Зарычав, он поднял руку с зажатым в ней топором, указывая его концом на Слаанеш.
«Оставь его!» - пески зашипели и стали превращаться в жидкость от жара эмоций Кровавого Бога.
В ответ донесся отголосок недоумения, веселья и вожделения. Принц Наслаждений поднял тело павшего бога, уже освобожденное от доспехов, и с глумливой улыбкой примерился бедрами, уже готовясь засадить.

Удар когтистым кулаком стер ухмылку с лица похотливой суки вместе с половиной черепа. Слаанеш отлетело в сторону и рухнуло навзничь. Бог Эльдар упал обратно на песок. Коснувшись его своим вниманием, Кхорн узнал кем он был. Кхаеле Менша Каин – «Каин Кроваворукий», бог войны и кровопролития, одно из сильнейших божеств падшего народа. Неудивительно, что он сражался так долго.

Рядом с собой Кхорн ощутил присутствие Бога Чумы. Над равниной заклубилась туча из слепней и мясных мух, приобретшая очертания грузной расплывающейся фигуры с ржавым мечом в руках.
«И ты здесь?» - легкое удивление.
«Я хочу спасти кое-кого. Как и ты» - угрюмая решимость.
Повелитель Войны ощерил клыкастую пасть в улыбке и перехватил поудобнее свой топор. Его брат поднял свое оружие и принял боевую стойку.
«Если так, то давай вломим этой гадине. Вперед!»

И начался бой.

* * *



Человеческий разум не в силах осмыслить до конца то, что происходит в Имматериуме. Лишь немногие, обладающие проклятием Навигатора, способны взглянуть в варп и увидеть частицу того, что там происходит, и еще меньше после этого тех, кто сумел вернуться с невоврежденным рассудком могут понять то, что видели. Но истинная природа Имматериума доступна для узрения лишь существам, обитающим в нем и осознающим его как свою родину – богам и демонам.

Схватка богов не имеет аналогов в материальном мире. Здесь нет ни сталкивающегося оружия, ни разрывов снарядов, ни вспышек боевых заклинаний – ничего того, что знакомо человеку. В действительности, главное оружие божественной сущности – воля, и сила, которой она управляет. Чем сильнее воля бога, тем большим могуществом он может обладать, и тем скорее он сможет избавиться от необходимости поддерживать своё существование молитвами и желаниями смертных, создавшими его. А битва между божественными сущностями – это битва стихий, им подвластных. И битва эта поистине ужасна.

Мощь Кхорна крушила отвратительно податливую сущность Слаанеш. С его уст срывались исполненные гнева и ненависти проклятия, обжигавшие нечестивого бога огнем своей нетерпимости. Сила, управляемая его волей, топила Принца Наслаждений в волне ярости и кровопролития, а над полем боя неслись звон мечей, грохот пушек, крики бешенства и клич Хаоса, по ошибке принимаемый смертными за демонический хохот. Этот шум сливался с басовым гудением крыльев мириад мясных мух, которое наводило отчаяние и ужас скорой смерти. За всем этим шумом были едва слышны вопли наслаждения и визгливый смех божества удовольствия.

Тем не менее, враг был силен. Очень, очень силен. Кхорн уже начал задумываться – стоит ли бой таких усилий? Даже несмотря на помощь брата, обстановка выглядела так, что им придется сражаться с Слаанеш вечность. Следовало пересмотреть стратегию. Он ошибся, когда решил сокрушить мощь похотливой твари здесь и сейчас – надо было просто вырвать дух эльдарского бога из-под ее контроля, и отложить финальный поединок до лучших времен.

Желание и разврат на этой эфирной арене напоминали повисшую в пространстве аморфную массу жвачки. Кровавый Бог отчаянно рубил ее своей волей, но влажно чавкающий сгусток неньютоновской жидкости поглощал удары безо всякого для себя вреда. Вокруг завивалась темной тучей сущность Нургла, поливая эту гадость концентрацией из самых жутких и смертоносных болезней, способных разложить за мгновения большинство тварей варпа. Впрочем, эта помощь не оказывала никакого эффекта.

Или всё же оказывала? Повелитель Войны напрягся, ощутив неуверенность и сомнения в порождении Имматериума. Слаанеш больше не была так энергична как в начале боя, и теперь, несмотря на весь ее напор, в ее сущности чувствовалось желание прекратить бой и скрыться.
Окрыленный свидетельствами приближающейся победы, Кхорн удвоил усилия. Мгновения битвы тянулись, словно световые годы; между каждым взмахом топора и чумного меча проходили жизнь и смерть целых поколений на Земле, а всплески ненасытной жажды крови и праведного гнева выхлестывались в реальный мир буйством варп-штормов и приступами кровожадности и похоти у населения целых планет. Но всё имеет свой конец – пришел он и этой битве.

Вновь очутившись на бескрайнем иссохшем поле, созданном из энергии Хаоса, Кхорн ощутил рядом с собой волю освобождающегося от оков контроля Слаанеш бога. И не одного – от пылающей ненавистью и жаждой отмщения за унижение появилась сущность, излучавшая ауру заботы и материнской опеки. Скривив морду и отгородившись от раздражавших его этих «слишком сопливых» проявлений доброты ментальным барьером, Собиратель Черепов взмахнул огромным топором – и обрушил его на Принца Наслаждений.
Кривой тонкий меч блокировал его удар. В тот же миг на Слаанеш обрушился другой удар, на этот раз нанесенный Нурглом. Сочащийся ржавчиной и слизью клинок отсек мерзкого вида щупальце и глубоко увяз в руке богини разврата, сжатый ее пальцами. И тут сущность издала крик ужаса и боли, задрожав всем телом – то ее настиг третий удар, нанесенный в спину.

Слаанеш пала на заляпанную гноем и ихором землю, корчась в судорогах. Над ней возник высокий воин в вычурном шлеме. Его нагое тело полыхало жаром словно раскаленная сталь, в истекающих кровью руках он сжимал испещренный рунами меч – и этим мечом он пронзал загривок Принца Наслаждений. Визжа и содрогаясь, божество Хаоса тянулось склизкой лапой к мечу, но не могло его ухватить.
Попирая тело ногой, воин вырвал меч из твари. Из раны ударил фонтан ихора, пролившийся на иссохшую почву равнины, и из того места где тот пролился, наружу вырвалась расцветшая белая лилия. С полустоном-полувоем Слаанеш поднялось на четвереньки и побежало прочь, завывая и хохоча. С хлопком развернулись белесые крылья, и божество варпа исчезло в исчерна-розовой вспышке пламени.

Четверо их стояло на пустоши хаоса, задыхающихся от напряжения прошедшего боя. Первым опомнился Кхорн. Оглядевшись, он увидел мрачную фигуру своего брата, тяжело опирающуюся на меч. У его ног сидела девушка невероятной красоты с тонкими чертами лица, одетая в белые одежды. В своих руках она крутила цветок лилии, теперь поблекший.
Обернувшись, Собиратель Черепов встретил взгляд бога-воителя Эльдар. Воин сжимал в руках преобразившееся из меча в копье оружие, и теперь напряженно поглядывал на стоящих напротив него богов Хаоса, явно ожидая продолжения схватки.

Повелитель чумы пошевелился. Покрытая коростой рука опустилась на хрупкое плечо эльфийской богини.
«Она идет со мной!» – категорическое утверждение с примесью угрозы.
Воин Эльдар с хрустом сжал копье и приподнял его, чтобы нанести удар, но вдруг замер. Его глаза встретились с глазами богини здоровья Эльдар, предупреждающим взглядом и взмахом руки остановившей его.
Иша повернула голову и взглянула на темную, закутанную в хмарь мельтешащих насекомых фигуру Нургла, нависавшую над ней. В ее глазах читалась печаль и обреченность. Глядя в ее глаза, бог болезней снял руку с ее плеча и протянул ей в приглашающем жесте.

Богиня Эльдар согласно кивнула, по ее щекам скатились слезы. Еще раз взглянув на Каина, замершего в боевой стойке, она вложила свою прекрасную белую руку в распухшую и покрытую язвами ладонь Нургла. Опираясь на нее она поднялась с земли и встала рядом с ним. Бог-воитель Эльдар опустил голову и с хрустом вонзил наконечник копья в песок под ногами.
Нургл было повернулся, чтобы уйти, но Иша жестом остановила его. Сжав в руке цветок лилии, она подставила ее под капающие с лица слезы. Когда их набралась полная горсть, богиня широким жестом рассыпала содержимое ладони по полю. Просыпавшиеся из руки следы на лету обратились в драгоценные камни, и вспыхнув, исчезли. Вслед за ними в грязно-зеленом сиянии портала скрылись и Нургл, уводящий в цепкой хватке богиню здоровья – ему не терпелось наконец познакомиться поближе со своей пассией, и отныне до скончания времен – пленницей.

Кхорн оглянулся на Кроваворукого. Каин смотрел на то место, где только что был варп-портал. На невыразительном, похожем на черную маску лице бога Эльдар не отражалось эмоций, но в его напряженной фигуре и том как он сжимал в руках копье, явственно ощущались гнев и скорбь. Не нужно было даже прибегать к обостренным чувствам демона, чтобы понять как сильно тот расстроен.
Неожиданно Кровавый Бог понял его. Иша останется в рабстве Нургла навсегда. После долгого боя со Слаанеш Каин растерял почти все свои силы, а в отсутствие подпитки от молитв своих почитателей восполнить их ему вряд ли удастся. Если он попытается освободить свою сестру, то скорее всего падет и будет развоплощен окончательно, ведь противостоять Повелителю Болезней не в его силах. Поэтому не в его власти что-то сделать для Иши чтобы облегчить ее участь, и эта мысль заставляет его страдать.

Кхорн щелчком когтистых пальцев открыл портал в свой домен и сделал приглашающий жест. Каин покосился на него и медленно шагнул в свечение. Конечно, у него был выбор – остаться здесь, в неподконтрольном ему пространстве варпа, и дожидаться Слаанеш, которая после прошедшей битвы горит жаждой разорвать на кусочки ускользнувшую добычу.
Несмотря на своё отчаяние, Кроваворукий все же мыслил здраво, и потому не стал плыть поперек волны, хотя наверняка всё внутри него противилось такому решению.

Вступив вслед за Каином в арку портала, Повелитель Войны с наслаждением вдохнул силу, питавшую его владения. Хотелось лечь и впитать эманацию домена – после боя сил было мало, и вся его сущность настоятельно требовала восстановления. Но увы, требовалось совершить еще одно дело, а потом отдыхать с чистой совестью. Каин не был адаптирован к подпитке домена, а это значило, что в скором времени его порвут на лохмотья все те бесчисленные демоны, что составляли его легионы: ведь забредший в домен бесхозный источник божественной силы – сладкая добыча. Конечно, в процессе этого многие желающие попировать за чужой счет погибнут. Устраивать подобное непотребство в своем замке Кхорну не хотелось, как и лишаться столь ценного приобретения. Потому нужно было как можно скорее убедить Каина принять его помощь.

А для этого годился только один метод. Кровавый Бог соткал из своей силы топор, и взмахнул им в сторону Каина. Вызов на бой.
Закованные в металл пальцы сомкнулись на рукояти меча. Ярость и отчаяние расцветили тело бога Эльдар, сделав его тело похожим на закованную в каменную корку статую из магмы. Занеся клинок над головой, Каин Каэле Менша шагнул к Повелителю Войны и сделал глубокий выпад…

* * *



Кхорн вздрогнул от удовольствия. Руку жег жар от судорожно сжатого в ней топора. Другая впилась в подлокотник трона. С неба всё еще шел кровавый дождь, раскрасивший всё вокруг в восхитительный алый цвет. Тягучие капли били по лицу Кровавого Бога, в то время перед его закрытыми глазами проносились видения скрещивающихся лезвий топора и эльфийского меча, сливавшиеся в бесконечную череду мелькающих сполохов и вылетающих от мощнейших ударов снопов искр.
Он потряс головой, отгоняя от себя воспоминания. Топор в руке преобразовался в стилизованную под чей-то рогатый череп чашу, которую Кхорн тут же подставил под струи дождя. Приподнявшись, Повелитель Войны сел на троне прямо.

Напротив него сидел Каин. Бог Эльдар не стал утруждать себя созданием для себя пафосного сидения из ткани варпа, а попросту сплавил накопившиеся на вершине башни черепа в костяную массу, отдаленно напоминающую табурет. Между ними было не меньше сотни футов расчищенного от костей пространства, которое только что было использовано как тренировочная площадка. Когда-то именно на этом месте Кхорн убедил его принять свою помощь и поддержку в борьбе против Слаанеш и Нургла. Следы этого дискурса до сих под были видны на полу в виде выбоин и царапин от меча. С тех пор зарубок и сколов порядком прибавилось, и их число возрастало с каждой проведенной спарринг-тренировкой. Но это никого из них не заботило.

Кроваворукий бог Эльдар сидел, опираясь спиной на сгребенный в кучу холм черепов. На шее бога висело чистое белое полотенце, меч-копье был аккуратно вложен в стойку для оружия. В руках Каин держал инкрустированный золотом кубок, в котором плескалась кровь, натекшая из дождевых струй.
Заметив, что Кхорн смотрит на него, божество Эльдар отсалютовало кубком в руках в его сторону. В ответ Повелитель Войны поднял сжатую в когтистых пальцах чашу над головой. Оба поднесли кубки ко рту и начали тянуть перетекающую в них жизненную эссенцию.

В конце концов, глоток свежего напитка – это именно то, что нужно после хорошего спарринга.


Кто не прощался с жизнью, тот не может представить себе ее ценности.
Хаос всегда получает кровь.
 

theblackapostole.gif?9

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Отлично! Прежде всего, по бэку, без отсебятины и вымыслов. Все в рамках канонов. Судя по излишне подробному описанию Пантеона Хаоса, а особенно - Кровавого Бога, я так полагаю, что ты - Кхорнит, верно?) Какой-то отдельный Легион или просто? Больше годных фанфиков по Вахе, это просто супер, читается легко, как книги Абнетта, Макнилла или прочих творцов из Black Library


Пилот гвардейской Нижне-Ташбуканской подземной межконтинентальной кавалерии стратегического назначения.
Четырежды лауреат бана форума Iznanka.kz

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Есть немного. Проникся вахой и осознал уже довольно давно. Думаю, и так по тексту видно :pokerface:

Не, на лавры Абнетта и прочих писателей не претендую, до этого еще ой как далеко.


Кто не прощался с жизнью, тот не может представить себе ее ценности.
Хаос всегда получает кровь.
 

theblackapostole.gif?9

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете написать сейчас и зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, авторизуйтесь, чтобы опубликовать от имени своего аккаунта.

Гость
Ответить в этой теме...

×   Вставлено с форматированием.   Вставить как обычный текст

  Разрешено использовать не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отображать как обычную ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставлять изображения напрямую. Загружайте или вставляйте изображения по ссылке.

Загрузка...
Авторизация  

×
×
  • Создать...