Перейти к содержанию

Поиск сообщества

Показаны результаты для тегов 'суконник'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип контента


Форумы

  • Отчеты о походах
    • Избранное Изнанки
    • Отчеты - Казахстан
    • Отчеты - Россия
    • Остальные отчеты
    • Путешествия
  • Объекты
  • Теория
    • Теория
    • Правила
  • Основной форум
    • Поиск напарников/создание команд
    • Снаряжение
    • Хабар
  • Общение
    • Поздравления
    • Новости
    • Фильмы
    • Игры
    • Книги
    • Фотография
    • Творчество
    • Hand-made
    • Юмор
    • Всякое-разное
    • Барахолка
  • Административный раздел
    • Гостевая книга

Поиск результатов в...

Поиск контента, содержащего...


Дата создания

  • Начало

    Конец


Дата обновления

  • Начало

    Конец


Фильтр по количеству...

Регистрация

  • Начало

    Конец


Группа


AIM


MSN


Сайт


ICQ


Yahoo


Jabber


Skype


Профиль vk.com


Город


Интересы

Найдено: 3 результата

  1. Дата: 27.02.2020 Локация: Карагалинский суконный комбинат Участники: Ami, Attractive_pain Дорога по трассе,приметная стелла в память павшим героям,а позади тот самый знаменитый фабричный. Начнем... (Фото сделано в конце залаза перед уходом. ) Ворота не пускают внутрь и мы идем с бокового входа. Рядом река,дурное дело нехитрое -шлепнуться туда,да запросто. Туман добавлял загадочности. Его вы еще увидите на фото с высоты. На территории тихо,атмосферно и сказочно. Если честно,впервые встречаю такое красивое место ,где был комбинат. Деревья,река,мостик. Ощущение,что попал в сказочные декорации. А впереди то,наше любимое- пустынные и гордые от тишины и величия брошенные строения. (Приветствие) Сказка продолжается и поднявшись на лестницу,наш герой получает красивый вид с высоты. Чудеса. Как так сплелось,что завод совместил в себе и такое? Уже потом, гуляя по городу, поняла,что таких деревьев много. Сырость. Но у нас такое встречается,в основном в покинутом- зелень и мох. Практически везде было пусто и невозможно было отыскать хоть что-то. Нам повезло,одно из зданий, по словам Ami ,раньше было заперто, сейчас же открыто. И кое-что удалось археологически найти (Полусгнившая отвертка) (Текст проникнул в душу) Что можно сказать про современное поколение? Что рисовать )( й много ума не надо, это вам не в бумажках умных разбираться и не создавать настенные рисунки такие,чтобы на века. Заинтересовали эти бочечки. Загадка для изнанки,что мне напомнило это фото? Предположения в комментарии. Отгадавшему пирожок с полки (Отдам по приезду) В большинства зданиях продырявлена крыша осадками,старостью, огорчением. «Чернобыльское» дерево-рука Pacman Кирпич разломался и немного рассказал свою историю о том,что видел и наблюдал вокруг. Вспоминается почему-то первый класс или начальная школа. Тогда еще висели подобные длинные лампочки. И как такое успело произойти,что они ушли в небытие? Прилипший мусор напомнил о какой -то якобы генетической памяти и превратился в шелкопряда Очень люблю такие внутренности того,как строили,рассматривать Мы еще вернемся
  2. Суконник. Реквием. - 21.05.17 Локация: Каргалинский суконный комбинат Цель: исследование, поиск по наводке Участники: Ами, Скроллен, Дозорный В материале отчета использованы исторические фото и тексты статей Г.Б.Паршина. …«Суконник» умирал. Это ощущалось во всем – в журчании воды из пробитых водопроводных труб; в дребезге и грохоте веселящихся визиторов в гулкой атмосфере цехов, в уныло-матерных росписях граффити на стенах кабинетов и в тошнотворно-гнилостном запахе разлитой по полу химии и обрывках сгоревших бумаг. Основанный еще до Октябрьской революции, Каргалинский суконный комбинат, некогда первая суконная фабрика Казахстана и передовой промышленный текстильный комплекс с более чем трехтысячным персоналом, был давно мертв; а то что от него осталось было растащено, раздестроено, раскисло и постепенно потеряло значение не только промышленного объекта но и известного в узких кругах места посещения. А ведь оно могло многое рассказать желающему причаститься к истории… Место постройки – урочище Каргалы – было выбрано не случайно. Для производства сукна прежде всего нужны шерсть и обилие чистой воды. Пуд бараньей шерсти обходился Шахворостову в полтора рубля, один килограмм козьего пуха и верблюжьей шерсти – в 25 копеек, причем шерсть везли сами чабаны, перегоняя весной отары овец на джайляу Ушконыра и Улькенсаза. Деньги их интересовали мало, в основном они меняли шерсть на чай, сахар, мыло и другие «колониальные товары». Весной 1908 года началось строительство суконной фабрики. Расстояние от Верного до Каргалы 45 верст. Шахворостов и Пестов арендовали у местных баев участок в 4 гектара на 30 лет, ежегодно за него платили 40 рублей. Весной 1909 года были подняты стены фабрики, летом закрыта крыша. Возведены складские и служебные помещения, баня, смонтирована водяная турбина мощностью 90 л.с., оборудованы аппаратное, ткацкое, отделочное, красильное и сушильное отделения. Установили два аппарата для выработки ровницы, три сельфактора по 350 веретен, 20 ткацких станков и даже небольшую электростанцию. В результате в сентябре 1909 года Каргалинская суконная фабрика – первая суконная фабрика в Казахстане – была готова к пуску. После революции фабрика была национализирована и передана рабочим. Предприятию присвоили имя «Первая государственная суконная фабрика им. Профинтерна». В 1927–1928 гг., а затем в предвоенные годы фабрика была полностью модернизирована и выпускала продукцию, которая поставлялась не только в Семиречье, но и находила сбыт по всему Казахстану, вывозилась в Москву, на Украину, в Среднюю Азию и Сибирь. Фабрика оставалась единственным в Казахстане текстильным предприятием, вырабатывавшим шерстяные ткани. Жаркий июль 1941 года. На площади перед конторой, где тогда не было ни одного дерева, а стоял лишь железный арочный столб с рупорным громкоговорителем, играет клубный духовой оркестр. Собралось все население поселка. Заплаканные лица женщин, детей, пытающиеся сдержать слезы мужчины… До войны фабрика выпускала бобрик, шевиот, тонкое сукно и суконные одеяла. С началом войны потребовалась коренная перестройка производства на выпуск серошинельного сукна. Большинство квалифицированных рабочих и мастеров ушли на фронт, их места у станков заняли их жены и подростки. С осени 1941 года, из западных районов начали прибывать эшелоны с оборудованием эвакуированных предприятий. Оборудование Сумской и Октябрьской (г.Псков) суконных фабрик поступило в Фабричный. Наша фабрика пополнилась девятью сельфакторами и 80-ю ткацкими станками. В коллектив влилось 246 прибывших рабочих, техников и инженеров. Более 200 работников комбината ушло на священную войну и многим не суждено было вернуться. За самоотверженный труд в годы Великой Отечественной войны 527 работников комбината были награждены медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне в 1941-1945 гг». В 1945 году из оборудования, доставленного из Германии в счет репатриации, комбинату выделили 210 ткацких станков и много другого оборудования. По уровню технической вооруженности комбинат выдвинулся в ряд крупных текстильных предприятий страны. Комбинат продолжает расширяться. В 1946 г. сданы в эксплуатацию три новых цеха – красильный, прядильный и литейный. Литейный цех был первым настоящим цехом, перешагнувшим на восточный берег реки Узун-Каргалы, до этого там располагалась лишь примитивная лесопилка. Дальнейшее освоение этого участка происходило уже в начале 60-х годов, когда развернулось интенсивное строительство нового ткацкого и аппаратно-прядильного цехов, после чего уже сложился настоящий облик Каргалинского суконного комбината… В 1984 году общая площадь территории комбината составляла 22 гектара. На этом предприятии работало более 3000 человек. Люди трудились в три смены. Комбинат обеспечивал работой людей не только Фабричного, но и всех окрестных поселков. О размахе комбината в те годы можно судить по следующим цифрам: если до революции в год он производил 150 тысяч метров грубого сукна, то в 1986-м было выпущено 3 миллиона 685 метров разнообразных тканей. Шерстяные ткани суконного комбината славились на весь Советский Союз и экспортировались за рубеж. Производственная мощность комбината рассчитана на изготовление трех миллионов метров ткани. Предприятие поставляло ткани швейным предприятиям от Прибалтики до Камчатки. В 1989 году о фабрике была выпущена книга С.К.Жакупбекова – «Первая фабрика Казахстана». На ее последней странице написано: «Были у комбината взлеты и падения... Перед коллективом стоят огромные задачи. К концу двенадцатой пятилетки предполагается значительно укрепить материально-техническую базу. К 1990 году по сравнению с 1986-м увеличится выпуск продукции, улучшится ее качество». Увы, этим прогнозам не суждено было сбыться, как и будущему комбината, павшего жертвой развала Союза, перестройки и затопившего рынок ширпотреба из-за границы… …Ержан уходил последним. Его товарищи по цеху, мужики и женщины, шли впереди маленькой невзрачной группой, тихо переговариваясь друг с другом. Никому не хотелось говорить громко в этот пасмурный ноябрьский день. Ержан медленно шел, прижимая к груди объемистый сверток и растерянно смотрел на серебристо-серые узоры инея на асфальте под ногами. Сегодня было особенно тихо – не было слышно голосов птиц, собак, и потому разговоры затухали словно сами собой в этой давящей на уши тишине. Лишь скрип ботинок по дороге нарушал ее. Сегодня он и остальные ребята из отряда сушильного цеха получили расчет. Но его выдали не в валюте, как он ожидал. У бухгалтерии внезапно не оказалось денег на выплату, и директор поставил вопрос ребром – либо альтернативный расчет, либо никакого. Протестовать не имело смысла – с каждым днем дела завода катились в пропасть, да и в столице дела были не лучше, даром что до нее было лишь около сорока километров. В ближайший месяц собирались закрыть еще два цеха – прядильный и промывочный. Рабочие говорили, что готовую продукцию никто не забирает со складов, и что ее собираются утилизировать – либо избавляться от нее вот таким образом… Ержан посмотрел на сверток в руках. Там лежали четыре пары валенок, замотанные в десятиметровый отрез светло-синего сукна. Его зарплата за последние четыре месяца. Сверток был тяжел, и тащить его на руках было непросто. Взвалив его на плечо, Ержан вздохнул. Дома почти нет еды, придется снова что-то относить в «комок». Можно конечно попытаться продать выданное сукно, но у половины поселка наверняка уже эта ткань валяется штабелями – в последнее время почти всем зарплату выдают не деньгами, а «продуктом производства». В поселке сейчас текстиль стоит жалкие копейки. Как можно на это прожить?! Ержан сжал зубы и вздохнув, продолжил идти в сторону проходной… …Много времени прошло с тех пор. Теперь завод не нужен почти никому. На небольшом пятачке территории идет строительство, остальная часть объекта брошена на произвол судьбы. Мало кому есть дело до того, чем раньше был Каргалинский суконный комбинат – а потому и осталось там немногое. Ценности, вроде металлолома, станков и стекол давно вывезены, другая мелочь тоже загадочным образом испаряется, сама территория понемногу загаживается заходящими на территорию визитерами, и пока лишь по корпусам цехов можно представить насколько грандиозное дело тут некогда творилось. Но даже эти отзвуки былого величия когда-нибудь исчезнут – окончательная точка в вопросе не поставлена видимо только потому, что у акимата нет разрешения утилизировать остатки комбината, а у местных не хватает наглости и техники чтобы решить этот вопрос самим. Сам же комбинат с более чем вековой историей уже наверняка никогда не возродится. ИТОГО: Цель: исследование, поиск по наводке - ВЫПОЛНЕНО. P.S.: мы таки нашли ту дверь с табличкой «штаб ГО»
  3. Суконник, зимний пробег - 11.02.12 Локация: засекреченый комбинат в Алматинской области. Основная цель: исследование неизвестной части комбината. Второстепенная цель: поиск подземного бункера на неизвестной части. Участники: Димс, Дозорный, Деназавер. Снова ночь вокруг. Шуршаший снег под ногами, тусклые огоньки жилых домов вдалеке, мрачные заводские корпуса, громадой возвышающиеся над головой. От постоянной ходьбы совсем не холодно, тем более что на улице не больше -10 мороза. Поскольку утоптанных тропинок нет, за исключением тех что сделаны живущей на территории завода собачьей сворой, передвигаться довольно трудно - учитывая что снег довольно глубокий. Идея вылазки довольно простая - прогуляться по территории комплекса, осмотреть необследованную за прошлые вылазки часть корпусов, узнать что там есть, забрать то, что приглянется больше прочего, и вернуться к машине, не встревожив охрану - сидящих на КПП и в паре обжитых цехов сторожей и активно помогающих им в этом нелегком деле полудиких псин. Группа маленькая, делиться смысла нет. Потихоньку идем вдоль цеха. Окна на линии первого этажа забраны решеткой, дербанить ее и шуметь не хочется. Ради интереса забираюсь на отдельно стоящую смотровую вышку с давно неработающими прожекторами - но увы, на полпути приходится слезть - вышка ярко освещена огнями с улицы, а шум немедленно привлекает внимание окрестных собак. Увы, жаль. Но идея была хорошая. Идем дальше. Еще через сто метров встречается разбитое окно. Ныряем туда. И начинается самое интересное. По сути, корпус почти нетронут - хотя многое было вывезено еще когда завод только закрылся, внутри осталось еще многое - громоздкие ткачные станки, кабеля и металлолом до сих пор лежит там, где его оставили двадцать лет назад. Из цехов переходим в административные здания. Big Red One Повсюду окна на первом этаже заколочены либо заложены кирпичом. Поэтому приходится выходить оттуда же, откуда зашли. Из-за довольно запутанной планировки и протяженности пути, идти становится всё труднее. Свою роль также играет нагруженный рюкзак. Наконец вышли на свежий воздух. Дальше по маршруту - проход по краю территории до еще одного отдельно стоящего цеха. Возможно, бомбоубежище именно там. За очередным углом натыкаемся на протоптанную людьми тропу, упирающуюся в закрытую дверь корпуса. Рядом - гудящий трансформатор. Осторожно проходим мимо, смотря по сторонам - очевидно то, что тут часто бывают. На несколько минут останавливаемся уточнить по карте путь - чтобы добраться до интересующего нас здания, нужно пройти еще метров четыресто. По прямой это метров двести, но в аккурат между нами и заводским корпусом - КПП. Прямо идти нельзя. Идем в обход. В какой-то момент появляется дурнотное чувство опасности. Говорю об этом идущему впереди в двадцати метрах Димсу по рации. Идущий рядом Деназавер начинает шепотом дискутировать со мной, как именно проявляет себя чувство опасности, и... Впереди раздается хоровое пение собачьей своры. Навстречу нам бежит Димс. Я молча пихаю Деназавера в плечо кулаком и бегу по нашим следам обратно. Тяжелый рюкзак мотается по плечам, бежать тяжело. Димс и Деназавер обгоняют меня. Через полсотни метров переходим на быстрый шаг, потом останавливаемся. Обсуждаем ситуацию. Димс сообщает, что увидел стаю собак, выбежавшую из одного из зданий. Решаем как быть. Димс предлагает пройтись до КПП. Немного подискутировав, решаем так - Димс првоеряет в одиночку, что творится на КПП, мы ждем его на дороге между цехом, из кторого мы вышли, и главным входом на территорию. Проводив товарища взглядами, мы достаем резиноплюи - шуметь очень не хочется, но если таки собаки засекут, придется как-то отбиваться. Вскоре возвращается Димс. Пути нет - вернее есть, но им пройти нельзя. Бегом отходим на исходную позицию - к углу с гудящим трансформатором. От бега и усталости жутко болит голова; спрашиваю у Димса таблетку анальгина и запиваю ее водой. Прокладываем еще один маршрут - в отдалении от "собачьего здания" и КПП - через центр территории. Проблема в том ,что идти надо мимо здания, где горит свет. Без лишнего шума проходим. Никто не окрикает, не выходит на улицу. Собаки тоже не лают. Поворот. Решаем проходить поодиночке - так меньше шанс нашуметь. Деназавер предлагает решить на пальцах, кому идти первым - я молча обламываю его замысел, героически заковыляв в указанном направлении. Пройдя опасный участок, добираюсь до моста (территорию разделяет небольшая речка), и оттуда радирую, что всё отлично. Пока подходят остальные товарищи, обнаруживаю интересую вещь - фонарик загорается сам по себе, если нажать тангенту рации и поднести к налобнику. Все вместе идем к корпусу. Рядом с ним обнаруживаем длинный сарай - в окошко видны штабеля противогазных ящиков. Планы меняются - вместо цеха упираемся в ворота сарая, открываем их и заходим внутрь. Осмотревшись и немного нагрузившись, выходим наружу. Из-за того, что все устали, и тащат на себе груз, решаем отложить корпус на следующую вылазку. Идем к машине. Уложились, уместились. В теле усталость, на душе покой. Неплохая прогулка. Итого: Основная цель: исследование неизвестной части комбината - ВЫПОЛНЕНО. Второстепенная цель: поиск подземного бункера на неизвестной части - НЕ ВЫПОЛНЕНО.
×
×
  • Создать...