Перейти к содержанию

Поиск

Показаны результаты для тегов 'алматинская область'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип контента


Форумы

  • Отчеты о походах
    • Избранное Изнанки
    • Отчеты - Казахстан
    • Отчеты - Россия
    • Остальные отчеты
    • Путешествия
  • Объекты
  • Теория
    • Теория
    • Правила
  • Основной форум
    • Поиск напарников/создание команд
    • Снаряжение
    • Хабар
  • Общение
    • Поздравления
    • Новости
    • Фильмы
    • Игры
    • Книги
    • Фотография
    • Творчество
    • Hand-made
    • Юмор
    • Всякое-разное
    • Барахолка
  • Административный раздел
    • Гостевая книга

Поиск результатов в...

Поиск контента, содержащего...


Дата создания

  • Начало

    Конец


Дата обновления

  • Начало

    Конец


Фильтр по количеству...

Регистрация

  • Начало

    Конец


Группа


Сайт


Jabber


Skype


Вконтакте


Facebook


Twitter


Tiktok


Город


Интересы

Найдено: 3 результата

  1. Пионерлагерь «Колосок» - 26.07.2020 Локация: одноименный заброшенный летний лагерь/санаторий в окрестностях г. Талгар, Алматинская область Участники: Амина, Пух, Дозорный, Скроллен, Чоп Цель: разведка В отчете использованы фото Амины, Скроллена,Чопа и Дозорного, а также из других источников (архивные). Сейчас, когда в Алмате наконец выпал снег и стало холодно, никто не будет возражать против кусочка лета в отчете? Ладно, признаю, я «пролетел» со сроками, правда не совсем по своей вине, но все равно почему-то про летние события особенно приятно читать зимой. Сколько помню, меня всегда особенно привлекали советские пионерлагеря и санатории. Во многом это из-за того, что мое детство на даче прошло рядом с похожим заброшенным домом отдыха, и он стал одним из моих первых посещенных объектов. Также это отчасти из-за того что я когда-то давно дважды провел смену в пионерлагере, хотя это был не совсем приятный опыт. Одно точно – детские лагеря имеют свою особую атмосферу, непохожую ни на что другое ни внешне, ни по ощущениям. Теперь, когда Пух вынужденно стал пассажиром, нас везла Амина. Она же предложила поездку в лагерь, узнав о его существовании из видео «Элементарное трио» на Youtube. Когда-то лагерь был очень известным, но после развала Союза и перехода территории в частные руки это перестало быть актуальным. Въезд в лагерь от мародеров и черметчиков загораживали дырявые ворота, через которые мы и проникли внутрь. К сожалению, этот лагерь, был покинут задолго до того как информация о нем осталась в интернете, поэтому все что удалось о нем узнать, было в раскиданных по полу бумагах. В семидесятых здесь функционировало несколько здравниц, действовавших и как оздоровительные центры, и как детские лагеря. Санаторий «Ак-Каин» был перепрофилирован из дома отдыха в 1974 году, позже в 1997-м по соседству открылся санаторий «Колосок», он же «Алтын дан». В санатории была полноценная клиника, здесь лечили от заболеваний суставов и позвоночника, нервной системы и других случаев, не требовавших операции. По тем временам здесь имелось продвинутое оборудование, и попасть сюда на лечение было непросто. «Колосок» был рассчитан на 205 койко-мест, «Ак-Каин» на 150, и оба они предназначались для «оздоровления тружеников агропромышленного комплекса и их детей». Этот место не было похожим на то, где я когда-то отдыхал. Здесь были полноценные зимние корпуса, крытый плавательный комплекс, столовая, спортзал, даже кинотеатр. Уже после развала, здесь одно время проводились свадьбы с банкетами до полутысячи гостей. Место ведь атмосферное, горы, свежий воздух… …Но хоть солнце было ярким а трава зеленой, пустой лагерь наводил грусть. Бродя заросшими тропинками и гуляя по пустым корпусам, я пытался представить, каково здесь было раньше, когда работало электричество, в кинотеатре крутили фильмы, по аллеям днем бегали ребятишки а вечером можно было встретить прогуливающуюся пару. Но пустые запыленные комнаты, выбитые стекла и слепо смотрящие сверху вниз уличные фонари не располагали к фантазиям на тему прошлого. Вокруг было лишь настоящее – заросшее, хрустящее сосновыми иголками, шуршащее запыленными бумагами, да скрипящее гнилыми досками. И мозайки со стен обещали радостное светлое будущее. Возле здания кинотеатра мы повстречали местного сторожа. Тот рассказал нам о лагере, о том как сюда регулярно наведываются грабители и пилят металл на продажу, о том как кто-то разломал и сжег старинное пианино 18 века, о том как он дежурит здесь совсем один с двумя собаками, как порой в элитном корпусе по ночам бродят привидения и как он с ними пытался общаться. С его разрешения мы заглянули и туда, но никаких призраков не обнаружили. Однако обстановка внутри была несколько давящей, из-за чего никто не рискнул зайти в подвал. Пока мы ходили по главному корпусу, Пуху из дома сообщили грустные новости. Пришла пора ехать в город. ИТОГО: Цель: разведка - ВЫПОЛНЕНО. С тех пор лагерь мы навестили еще несколько раз, разным составом. Наступила осень, добавив месту меланхоличных красок. Судя по тому, что мы узнали от местных жителей, скоро и от этого лагеря останутся лишь воспоминания. Здесь планируют возвести гостиничный комплекс, а территорию полностью видоизменят. Только эпидемия и карантин на время заморозили эти планы, поэтому лагерь еще возможно посетить… на какое-то время.
  2. Текели. Песни мертвых канареек. – 17-18.07.2021 Локация: бывший рудник Текелийского свинцово-цинкового комбината им. 50-летия Октябрьской революции Цели: прохождение штольни «Параллельная» и поиск выхода на основной горизонт с использованием альпинистского снаряжения Участники: Скроллен, Дозорный, Ами, Chop, Parmenion, Та́лга Дальнейшее исследование рудника планировалось еще с 2020 года, но из-за карантина и некоторых других реализованных планов эта поездка откладывалась несколько раз. Требовалось достаточно специфичное снаряжение и подготовка участников. Нельзя лезть под землю наобум – это показал как случай гибели трех талдыкорганцев в заброшенной штольне на этом самом руднике в 2019 году, так и внезапное купание одного из участников Изнанки в уравнительной шахте всего за неделю до поездки. Поэтому у кого были возможности, те тренировались, покупали снаряжение, газоанализатор, готовили машину. Наконец время пришло. Ехать решили в ночь пятницы двумя авто, чтобы уже утром, поспав, начать походы по руднику. Увы, не у всех желающих получилось поехать, по личным причинам или из-за болезни. До последнего момента не было уверенности что поездка состоится, но все же решили не переносить и не откладывать. Я дождался дома прихода Чопа со Скролленом, помог им погрузить вещи в мой «Яврик» (Mitsubishi RVR), после чего мы встретились с Ами на «Максиме» и уже оттуда поехали к выезду на Капчагай и дальше в степь к Талдыкоргану. Для меня это был первый самостоятельный выезд на такое расстояние, поэтому я немного нервничал. К счастью, рядом был Чоп в роли штурмана, а Ами впереди периодически подсказывала, где повернуть. На дорогу ушло всего несколько часов, и уже к трем мы были на месте. В темноте джип Ами въехал в глубокую яму, откуда, впрочем, без особого труда выбрался. Оперативно разложив палатки, вещи и перекусив, легли спать – завтрашний день обещал быть длинным и напряженным. Утро было солнечным и освежило нас прохладным воздухом предгорья – куда там загазованной Алмате. Неспеша пожрав и спрятав скоропортящиеся продукты (а также подаренное Чопу на день рождения и до сих пор не выпитое виски) в реке в пакете, мы покидали пожитки в машины и поехали искать приключения. Первой, конечно, посетили штольню «Карагандинская», в которой и был опасный проход на нижние горизонты. Лезть туда не стали – история о трех талдыкорганцах была еще свежа в памяти, тем более их фото в металле были привинчены к верхней арке входа и украшены пластиковыми цветами. Перед посещением Та́лга нервничал и настоял на том чтобы я взял с собой газоанализатор. Из-за этого мы разделились с основной группой и слегка потерялись – я тут давно не был и успел подзабыть дорогу. Под землей прибор показал что воздух в пределах нормы. Соединившись с остальными, мы прогулялись по доступной части штольни. Новички восторгались, Чоп и Скроллен кипели энтузиазмом, ну а я с Ами, уставшие и невыспавшиеся после ночной езды, постояли в главном зале и пошли на выход. Дальше ждала штольня шахты «Вспомогательная», где для тех, кто там был раньше, не было практически ничего нового. По пути туда в очередной раз возник спор, есть ли на глубине ствола шахты выход на горизонты, имеет ли смысл туда спускаться вживую, и что на самом деле мы видели на видео с камеры, спущенной несколько лет назад – выход на горизонт, или банальный обвал лестничной конструкции. К единому мнению так и не пришли, но и спускаться не решились. Возможность была, но дно шахты в свете фонаря далеко внизу мерцало водой. Не факт, что вход был над ней и доступен. Тем не менее, за неимением спуска, Parmenion решил подняться по старому стальному тросу на рудоспуск и глянуть что там. Выйдя из «Вспомогательной», мы направились к безымянному входу в шахты мимо штольни «Параллельная». Ее решили оставить на завтра. Сейчас больше всего волновало, сможем ли мы спуститься через обнаруженную в ходе последнего похода сюда шахту вниз на веревке. Сложность представляли малопонятные деревянные пробки, через которые было не разглядеть, что там внизу. Опасность могли представлять и газы, если шахта не проветривалась. Спускаться решили я, Parmenion, и не без колебаний Скроллен. Та́лга решил ждать нас наверху, а Ами с Чопом прокатились до конца дороги вдоль ущелья, поснимали плотину, после чего присоединились к остальным. Первым на дно деревянной пробки на репшнуре спустили прибор-«канарейку», чтобы узнать о наличии опасных газов. Выглядело это так: я пытался перевернуть черно-красную машинку дисплеем вверх, чтобы считать показания. На четырехметровом тросике это получалось не особо. Остальные с крайне заинтересованным видом стояли-сидели вокруг и фотографировали, а также комментировали происходящее, кроме Скроллена – тот помогал светом. - Ловись рыбка большая и маленькая… - Неудобно, потому что привязано с той стороны, на которую хочешь положить, поэтому… - Да, есть такое... - Да ты его прямо на землю… Во-во! (прибор утыкается и переворачивается дисплеем вниз) - Б**дь… (ловля рыбы продолжается) - Рыбаки, епта. Наконец удалось глянуть показания – как и ожидалось, верх шахты продувался и был безопасен для нахождения. Первым вниз спустился Parmenion, сразу начав изучать через дырки в пробке что находится еще ниже. Разобрать было трудно – шахту загромождали балки, остатки каких-то деревянных площадок, а прямо посредине стояла проржавевшая шахтерская клеть, за которой не получалось разглядеть дна. Это усугублялось плохим зрением нашего товарища. Необходимо было принять решение – двигаться вглубь или не рисковать? Я был за первое, Скроллен и Та́лга за второе, Parmenion колебался. Их было легко понять – на дне мог скопиться газ, гнилая пробка могла внезапно обвалиться на голову, можно было надышаться плесени… Все виды подземных опасностей. Решив рассмотреть шахту самостоятельно, я спустился к камраду внизу, осветил шахту, и увидел что-то напоминающее дно и выход на горизонт – в каких-то двадцати метрах внизу. Этого было достаточно чтобы решиться. Я повесил на себя газоанализатор, рацию, попросил Parmenion-а посветить мне, и начал спуск. Отвесно ехать на «решетке» вниз по перилам, доверяя веревке и снаряжению – одно из редких удовольствий подземного альпинизма. Но увы, мне было не до того чтобы расслабиться и получать удовольствие от спуска. На нервы действовали тленный запах гниющих балок, спертый сырой воздух ствола и осознание что в любой момент он может незаметно смениться на удушливый угарный газ, надышавшись которого можно понять, что ты в опасности только когда уже на подъем не хватит сил. Датчик молчал, и я всеми силами прислушивался к организму, пытаясь отделить чувство мандража и надуманного удушья от реальной угрозы. Мимо проплывали бетонные стены шахты, из которых выступали заплесневелые деревянные балки с остатками настила. За исключением шуршания моих ног по уходившей в глубину толстой вертикальной опоре ничего не нарушало влажную тишину. - Дозорный, ты как там? – пшикнул голос Parmenion-а на груди. Я зафиксировал себя на «лесенке» и поднес связку из газоанализатора и рации к лицу. - Да вроде нормально… – неожиданно меня оглушил тревожный писк датчика. Одновременно цифры на дисплее скакнули так, что у меня волосы под каской встали дыбом. Я выругался. - Что там у тебя? – спросил напарник, тоже слышавший сверху писк. - Датчик сигналит! - Что показывает? - Мало кислорода. И угарный газ… да все подряд! Я завис, вглядываясь в экран. Так же внезапно как и до этого, показания пришли в норму. «Канарейка» также замолчала и перестала моргать. Дышалось так же, как и до этого. Это что сейчас было вообще? Вдруг всплыло воспоминание о том, как в похожем случае включенная рация заставила выключенный светодиодный фонарик гореть. Может, здесь суть в том же? Я поднес антенну рации к газоанализатору, нажал тангенту, полюбовался на убийственную концентрацию угарного газа, которую якобы фиксировал прибор, и нервно засмеялся. Очевидно, УКВ-рация и точные измерения не дружат между собой. Успокоив товарищей наверху, я продолжил спускаться. По мере того как возрастала глубина, возникла другая проблема. Огибая застрявшую шахтерскую клеть, мне пришлось перебраться на другую сторону балки, и теперь веревка терлась о ржавое железо. Оплетка могла выдержать такое испытание. А могла и не выдержать. Страховочной веревки не было, и это также напрягало. Поэтому я решил не затягивать спуск и ускорился. Вскоре я достиг пола. Действительно, это был выход из шахтного ствола… куда-то. Рассмотреть что дальше мешал завал из песка и гальки почти до середины высокого тоннеля, изгибавшегося под прямым углом влево. Дышалось тяжело, но не настолько чтобы быть по-настоящему обеспокоенным. Я сообщил, что достиг дна шахты, и вскоре ко мне спустился Parmenion. По его словам, Скроллен остался возле пробки, а остальные решили не спускаться. Со всеми предосторожностями, но в темпе осмотрев окрестности, мы поняли, что далеко не уйдем. За поворотом тоннель почти сразу оканчивался подгнившей деревянной пробкой, за которой, однако, виднелся бетон неизвестной толщины. Пришли. Немного погрустив, мы поздравили друг друга с разведанным объектом, оставили на стене логотип изнанки, дату и наши позывные, а затем по очереди поднялись – первым я, потом мой товарищ. Наверху у меня возникла проблема – я никак не мог вытянуть себя на руках без опоры под ногами из дыры в шахту и вынужден был некоторое время болтаться на жумарах, пока Чоп и Та́лга не притащили деревянную жердь, на которой я наконец подтянулся и смог выбраться. Тем же путем за мной последовали Parmenion и наблюдавший за нашими спусками-подъемами с пробки Скроллен. Собрав снаряжение, мы поехали обратно в наш лагерь на холме у реки – день кончался, и пора было готовиться к вечернему ужину. По приезду нас ждало неприятное известие – нас обокрали. Тайник, который оборудовали в воде горной речки, кто-то нашел и аккуратно утащил. Пропали в основном скоропортящиеся продукты, и мы не сомневались, что у кого-то из местных будет роскошный пир. Больше остальных сокрушался Чоп – ведь среди соленых огурцов и сосисок была припрятана бутылка качественного виски, подаренная тому на день рождения, и которой он собирался этим вечером набухаться и угостить остальных. Но не судьба. Пока злой и трезвый Чоп помогал остальным ставить палатки, я и Скроллен пошли заготавливать дров, благо я видел в рощице под холмом немало сухостоя. Спуск туда был крутым, но веревка помогла как спуститься, так и подняться с вязанкой сухих веток. Вскоре на стоянке разгорелся костер, а недалеко от него – горелка на газу, куда с посудой подтянулись все, кто планировал поесть и обсудить сегодняшние впечатления перед сном. Вечер был тихим, только на горной дороге по другую сторону ущелья периодически тарахтели машины. В остальном было гораздо лучше, чем в Алмате – ни жары, ни гари, ни гнуса, а небо такое чистое, что Млечный Путь, казалось, можно потрогать руками. На этом фоне неприятность с обчищенным тайником как-то потерялась, став незначительной. Как и в прошлую ночь, мне приснилось, что я бьюсь затылком об лестницу – издержки ночевки в тесном «яврике». Сонно выглянув, я обнаружил, что на стоянке уже вовсю кипит жизнь – кто-то завтракал, кто-то собирал палатки. Времени было примерно 9 утра, и потому стоило поспешить, ведь после полудня нам уже нужно было ехать обратно домой. Перекусив и освежившись, мы выдвинулись к штольне «Параллельная». В прошлый раз удалось дойти до отметки «400 м», в этот мы планировали забраться глубже. У всех были бахилы и рыбацкие сапоги, что очень помогало в полузатопленной штольне. Как и вчера, я взял с собой под землю газоанализатор. Уже метров через сто прибор показал повышенную концентрацию горючих газов и постепенное снижение кислорода. Сопровождалось это противным писком «канарейки», который я никак не мог отключить. Само собой, это пугало всех, и пройдя еще метров сто, группа разделилась – вперед пошли самые отмороженные, то есть я, Скроллен, Parmenion и Чоп, а Ами с Та́лгой повернули назад. Углубились мы еще примерно метров на четыреста, а штольня все тянулась и тянулась. Вскоре стало ясно, что всю ее мы пройти банально не успеваем. Решено было вернуться ко входу, оставив полное изучение на потом. Прощальный обед вышел немного грустным и скомканным. Я мысленно суммировал свои впечатления об остатках рудника, и чувствовал, что тот слишком быстро меняется. Многие здания поселка шахтеров, которые еще пару лет назад стояли заброшенными уже снесли, остатки надземной инфраструктуры продолжали дербанить на арматуру и кирпич, а само ущелье стало популярным местом для семейного отдыха. Не исключено, что еще через пару лет тут построят кафешек и чебуречных местного разлива, как в предгорьях Алматы, только похуже качеством. А от самого рудника к тому моменту останутся лишь воспоминания и забетонированные «во избежание» штольни. Однако для нас оставалось еще много чего неразведанного, и все мы надеялись, что к следующему визиту сюда шахты нас дождутся. Дальше была долгая дорога по степям. Где-то у поворота на Талдыкорган мы разделились с Ами и дальше я ехал к Алматы в компании Та́лги и Parmenion-а. В пути были несколько досадных неприятностей, вроде прикопавшегося гаишника и проблем с оплатой за Капчагайскую трассу на въезде в город, но это были мелочи. Довезя обоих товарищей до их пристанища и попрощавшись, я не спеша поехал домой. ИТОГО Цели: прохождение штольни «Параллельная» и поиск выхода на основной горизонт с использованием альпинистского снаряжения – ЧАСТИЧНО ВЫПОЛНЕНО.
  3. Уравнительная шахта в Алмарасанском ущелье. Полное погружение. - 10.07.2021 Локация: ущелье Алмарасан Основная цель: отработка вертикальных спусков перед поездкой в Текели Участники: Дозорный, Скроллен, Chop, Parmenion В отчете использованы фото всех участников Поймали наемники сталкера. Стали пытать его. Тот отпирается, нычек своих не выдал. Ну и решают наемники спустить его в шахту на веревке в воду, чтоб он им оттуда артефакты таскал. Раз спускают, два спускают, результата нет. На третий раз сталкер не выдерживает и орет: - Б**ть, вы или держите дольше, или дайте мне там пристегнуться, а то вода мутная, осмотреться не успеваю! (переделка известного анекдота) Подобрать для тренировок сравнительно неглубокую и безопасную для спуска шахту недалеко от Алматы было сложно. Выбор был достаточно невелик – Медео или Алмарасан. Решили остановиться на последнем варианте, потому что на водосбросах в плотине на Медео шахты были гораздо глубже, а на дне с ревом и грохотом неслась в город вода, действуя на нервы. В уравнительной шахте ГЭС-2 № 00000334 вода тоже присутствовала, но была стоячей и тихой. Поздним утром того дня мы сидели на конечной 28 автобуса и ждали наш транспорт. Накануне Скроллен купил новенькую веревку-стометровку специально для использования в шахтах и пещерах, так что сегодня должен был состояться ее дебют. Все были ознакомлены с основами альпинизма и достаточно уверенно спускались и поднимались со специальными приспособлениями, кроме разве что Чопа, так что сегодня собирались немного подтянуть его в этом плане. Перед посадкой в автобус закупились водой, поскольку день был жарким, несмотря на прогноз грозы во второй половине дня. Наконец подъехал автобус. Несмотря на конечную, совсем пустым он не был, поэтому пришлось забить рюкзаки в угол и простоять весь путь до остановки перед плотиной и экопостом. Дальше предстоял путь пешком по заброшенному отрезку «Японской дороги» в окрестностях ГЭС-2 до вершины горы, с которой к гидроэлектростанции на километр с лишним вытянулась труба. Возле трубы была лестница, но уже в изношенном виде, поэтому решили путь вверх прокладывать горными тропами по серпантину. Когда высадились на трассе в Алмарасанском ущелье, обнаружилась первая неприятность – с рюкзака Чопа оторвался и остался в автобусе значок «Трудовыебудни». Утрата была пустяковой, но наш товарищ заметно расстроился. Делать ничего – мы разобрали рюкзаки, перекусили, закупились водой и пошли вверх, за плотину к проселку, по нему к небольшой горной гостинице и дальше в горы к нашей цели. По первой половине пути идти было легко, и на глаза попадалось немало интересного. Вторая половина запомнилась хуже, потому что я банально «сдох» на подъеме и этим, к сожалению, тормозил группу. Из-за этого до шахт мы добрались позже, чем рассчитывали. К счастью, товарищи не забыли запечатлеть окрестности, а на «последнем рывке» Скролл взял тощенький рюкзак Чопа, а он – мой, забитый альпинистским «железом». Вот и домик над шахтным стволом. С проникновением сразу же начались трудности – со времени нашего последнего визита на дверь наварили железное кольцо от фомок, внутри на болт наварили дополнительных гаек, сделав посещение шахты максимально затруднительным. Впрочем, шли мы подготовленными, и у товарищей был инструмент, которым и воспользовались. Десять минут, и аккуратно открученный болт с гайками лежал в стороне, а дверь была распахнута настежь для лучшего освещения. Свет, впрочем, тускнел – еще на подходе к конечной точке маршрута мы слышали раскаты грома. Сейчас погода стремительно портилась и мы едва успели. Как только зашли внутрь и занесли вещи, снаружи поднялся ветер, а потом грянул дождь с градом. Под грохот и громыхание мы распаковали рюкзаки и открыли внешние створки люка над шахтой, привязав их чтобы вдруг не грохнулись. Над шахтой нависали толстые железные перила, к которой я привязал веревку для спуска. Наблюдавший за моими манипуляциями Parmenion вмешался, когда я завязал узел. Мы немного поспорили о том, как нужно вязать станцию, после чего к уже завязанной точке добавилась одна ниже со стропой и узлом крепления на веревке – слегка корявым на мой взгляд, но времени спорить дальше и терять его на исправление уже готовой станции не хотелось. Я хотел проверить завязанную станцию спустившись сам, но Parmenion вызвался спуститься первым, поэтому честь предоставили ему. При спуске никаких неожиданностей не возникло, но при подъеме первопроходец стал жаловаться на слишком туго идущий жумар. Это могло быть из-за довольно большого диаметра веревки, и могло создать проблемы в будущем. Я решил спуститься вторым и подняться на двух жумарах, чтобы самому оценить размер неудобства. Дождавшись, когда Parmenion поднимется, я встегнулся «решеткой» в веревку и начал спуск. Особого дискомфорта не было, но дико мешалась лестница с кольцеобразным проволочным кожухом. Ближе к воде на стенках шахты виднелась ржавчина, ил и грязь, в том числе и на лестнице вниз, но я не придал этому особого значения – мало ли грязи на заброшенных объектах, да еще отсыревших? «Наверно, испарина», - думал я, и как оказалось потом, ошибся. На подъеме никаких проблем не было. С двумя жумарами я довольно быстро поднялся от самой воды до уреза шахты, хоть с непривычки и ныли руки. Веревка держалась отлично, хоть жумары и оставляли на ней маленькие потертости; впечатлений от глубины, запахов и видов изнутри шахты было море. Все это мы поочередно снимали, подсвечивая своим в глубине – налобников ни у кого не было, а висеть почти в полной темноте было неприятно. Как только я поднялся наверх, вниз спустился Скроллен, поднявшись затем тоже на двух жумарах безо всяких проблем. Снаружи стихия тем временем успокоилась, засыпав землю и траву мелким градом, и лишь ветер периодически хлопал дверью. Сложности начались, когда собрался спускаться Чоп. Увы, опыта дюльферять у него было маловато, а с «лесенкой» еще меньше, тем более отвесно. Но времени было много, поэтому решили потратить час-полтора на обучение. По просьбе Чопа Parmenion спустился вниз и закрепился «усом» на лестничной конструкции, чтобы в случае чего помочь советом и делом. Но когда стали ввязывать его в спусковое устройство, то «лесенка» встала почему-то задом наперед, что не было хорошим знаком. Пришлось перевязывать. Из глубины поторапливал наш камрад и инструктор по совместительству, а Чоп нервничал все сильнее. Когда, наконец, «спусковуху» ввязали как надо, стоило некоторого труда уговорить его начать спускаться. Была куча ошибок, неверное удержание веревки, хватание руками и ногами за подручные предметы вроде той же лестницы. Когда Чоп спустился к Parmenion и уже тот начал маяться с ним, мы мимолетно пожалели что позволили ему спускаться в шахту – перебарывать свой страх высоты Чоп явно пока не научился и начинать следовало с чего-то попроще, вроде плотины по дороге ближе к городу. Но было поздновато менять локацию. Чтобы помочь обоим, и учителю, и обучаемому, я спустился по обычной вспомогательной лестнице вниз до дна шахты, где Чоп мучился с жумарами. Наконец с нашей помощью наш товарищ разобрался как нужно подниматься, и медленно двинулся наверх. Добравшись до верхней площадки, откуда в шахту светил Скроллен, я стал дожидаться Чопа. Parmenion остался внизу, ждать, когда веревка освободится и станет можно подниматься. Пока мы отвязывали Чопа, Parmenion поторопил нас, что-то вроде: «Давайте в темпе, а то тут аж лягушки концерт устроили». И тут-то и произошло ЧП. Первым был странный звук, похожий одновременно на лягушачий квак и на бурление сливаемого унитаза. Одновременно уровень воды стал стремительно подниматься, примерно на метр в секунду. Мы внизу, занятые распутыванием Чопа, этого не заметили, но зато обратил внимание пристегнутый почти в самом низу к лестнице Parmenion. Я в тот момент отвлекся и пропустил самое начало, но услышав отчаянный крик «Ребята! Вода…» я заглянул в шахту и увидел как со всплеском голова в белой каске скрывается в глубине. Было очевидно, что он не успел отстегнуться от лестницы вовремя и ему придется открывать карабин под водой, и что ему нужна помощь. По венам ударил жгучий адреналин. Все мы перепугались за нашего напарника. Скролен был занят отвязыванием Чопа и не мог оперативно помочь. Я рванулся к люку, по которому ранее спускался вниз, с грохотом откинул крышку и через ступеньку поскакал вниз, срываясь и мысленно прикидывая, как долго Parmenion еще сможет трепыхаться, и что я буду делать, если уровень воды поднимется слишком высоко. К счастью, на полпути до места, где он висел, меня застигли крики облегчения и надсадный кашель – камрад таки отцепился и выскочил по внешнему кожуху лестницы на поверхность воды. Та, тем временем, стала стремительно отступать вниз, обнажая невообразимую глубину – как оказалось, в уравнительной шахте было от семидесяти метров высоты. Точнее мы определить не смогли – было уже не до того. После происшествия спускаться в шахту больше никому не хотелось, да и день уже клонился к вечеру. Пока Parmenion сушил одежду и ботинки, мы вынесли вещи из домика, вытянули веревку и закрыли за собой люки с дверями. Теперь усиленный от взлома замок в виде болта снаружи не казался нам чем-то бессмысленным. Чоп предложил дополнить его надписью из известного мема: «Не лезь, б**, дебил с*ка е****й!», но по понятным причинам решили воздержаться. Потусив еще полчасика и забухтовав с помощью Parmenion-а веревку, мы двинулись вниз в сторону ГЭС-2 по короткому пути – лестнице вдоль водонапорной трубы. Пока шли, каждый осмыслял то, что произошло и пытался переварить факт, что замешкайся Parmenion с карабином, или задержись Чоп с ним на одной глубине пристегнутый к лестнице, то все могло кончиться для обоих очень плохо. И это были тяжелые мысли. Пока спустились до остановки 28-го, уже стемнело. Обсуждая по пути случившееся, решили что даже такой неприятный опыт – тоже опыт, надо сделать из него выводы и больше не повторять ошибок. Можно было догадаться, что шахту периодически заливает при смене режима турбины, и что закрыли ее именно чтобы предотвратить возможные несчастные случаи. Но все мы не сообразили увязать грязь и ил на стенках с периодическим затоплением. Чтобы окончательно сбросить стресс, мы по приезду в город пошли в ближайшее кафе выпить по пиву, отметили удачное окончание залаза, после чего нас по домам развезло такси. Итого: Основная цель – отработка вертикальных спусков перед поездкой в Текели – ВЫПОЛНЕНО. Объекту присвоен статус – ОПАСНЫЙ (не рекомендован к посещению). Рекомендации по итогам похода: При подготовке к проникновению на объект постараться выяснить его функцию и статус (действующий/заброшенный), а также погуглить, что может ждать в подобном месте. При проникновении на объект обращать внимание на его состояние, отмечать возможные признаки затопления (уровень мусора на стенах), а также следить за током воздуха, следить за собственным самочувствием и отмечать его внезапное ухудшение. На случай ЧП иметь в голове план как выбраться живым и здоровым и помочь в этом остальным.
×
×
  • Создать...